Щедрая Грузия: где были и что видели

В этом году в Грузии наверняка будет много путешественников и туристов из России. Во-первых, там сравнительно недорого. Во-вторых, тепло и понятно. И в-третьих, Грузия тихо-тихо стала модной и популярной: в каждый момент времени кто-нибудь из друзей или знакомых путешествует там. Последнее, пожалуй, менее всего удивляет: из этой страны возвращаются сытыми, удивленными, восторженными и с блестящими глазами.

IMG_20150426_105753

Главная достопримечательность

Со дня возвращения прошло две недели, но нет и дня, чтобы я не рассказывала кому-нибудь о щедрости грузинского стола и изобильной трапезе. Грузинская кухня достойна песен и стихов, а знаменитым жизнелюбием грузины, пожалуй, обязаны именно щедрости своего стола.

Щедрость – лучшее слово для описания жизни в Грузии. Гостеприимство, традиции, природа, горы, земля – все это здесь от души.
Диеты лучше оставить дома: “пробовать” – это не по-грузински. Да и сложно вообразить такую силу воли, которая будет легко и изящно противостоять столь щедрому столу. Любое свободное от тарелок и чаш пространство будет заставлено блюдцами и закусками, соленьями, нарезками.
Грузинское застолье – это отсутствие свободного места на столе, длинные и красивые тосты и домашнее вино. В духане (это традиционная простая грузинская едальня, где грузины по вечерам общаются за хинкали и чачей) колоритная буфетчица вино нам отмеряла пивной кружкой – меньшими объемами не принято заказывать. Как не принято заказывать и меньше десяти хинкали, каждая с женский кулак размером.

После посещения Грузии начинаешь думать, что раньше о грузинской кухне ты ничего и не знал. Хачапури по-аджарски норовит отправить едока в нокаут, даже если, наученные опытом, гости заказывают только одно на двоих под хозяйский вздох батумской трактирщицы. В море горячего сыра растапливаются ломти сливочного масла, органично смешиваясь с парой свежих яиц – и вот вы уже чувствуете, как эта бомба укладывает спать утомленный боржоми организм, но не можете остановиться, отламывая куски свежайшего хлеба и обмакивая в эту смесь.

16

 

Александр Флоренский, из серии “Тбилисская азбука”

Так потихоньку и оказывается, что самое диетическое блюдо – шашлык со свежими овощами. Успех ему обеспечивает несравненный исходный продукт: с каждым новым кусочком я убеждалась, что вегетарианца из меня не получится.
К супу здесь тоже относятся честно: на дне любой тарелки обязательно обнаружится нежданный клад – нежнейшая телятина или сытная куриная ножка, никаких суповых наборов. Даже если выбрать такой простой и понятный куриный суп – чихиртму с необъяснимой кислинкой. Знатоки, к слову, говорят, что это лучший завтрак, если накануне было слишком много красного вина и чачи.

Отдельного куплета в этой песне заслуживает грузинское белое. Лео, хозяин гестхауса в Казбеги и очаровательный патриот своей малой родины, решил угостить нас домашним вином: после подъема на гору к храму в Гергети это было то, что надо. “Друг из Кахетии прислал”, – прокомментировал Лео, протягивая нам литровую бутылку из-под пива и еще горячий пирог с домашним сыром и крапивой. У каждого уважающего себя жителя Грузии непременно есть присылающий вино друг в Кахетии – вероятно, немаленькими бочками. Нодар Думбадзе, книгу которого мы читали в дороге, утверждает, что правильнее измерять вино пудами (1 пуд – это чуть больше 16 кг). Разница между домашним и булочным – огромная: домашнее легкое, свежее, сладковатое, да и просто – другое. Лео рассказал, что каждый выпивает за праздничное застолье пару литров – и никакого похмелья утром. Остается добавить, что по версии грузин, появлением вина весь мир обязан именно Кахетии, и прикрыть тему еды, оторваться от которой не так просто.

Люди

Почему-то одним из самых популярных вопросов по итогам путешествия (ну, после еды, конечно) стало отношение грузин к русским. У меня даже выработался ответ: не могу сказать за всех русских и всех грузин, но все без исключения, кого мы встретили, к нам относились очень хорошо. Ну или отменно делали вид. Конечно, нельзя исключать ни того, ни другого: про славную традицию гостеприимства даже говорить не буду – настолько это общее место. И все же, когда я смотрела в глаза тем, с кем вела чуть более продолжительные беседы, я не видела никаких особо сложных чувств.

IMG_20150428_112420

Русский остается языком международного общения для многих народов и диаспор Кавказа – армян, грузин, азербайджанцев и других. В той или иной степени по-русски говорят очень многие: в Тбилиси – чуть лучше, в Сванетии – чуть хуже, старшее поколение – чуть лучше, молодежь – с сильным акцентом и вкраплением английских слов.

Но это совершенно неважно: если ситуация располагает, разговор состоится. Доставая из тандыра горячий лаваш, пекарь-продавец успевает спросить, откуда мы, и крикнуть сквозь маленькое окошко, что все знает про Свердловск и два года работал в Березовском. Бабули в Сванетии, используя жесты, объясняли, что туристы активно поехали туда при Саакашвили, потому что он сделал дороги и аэропорт, а в остальном работа есть только в школе. Утром эти же бабули будут втроем накрывать нам завтрак из шести блюд и вызывать маршрутку прямо к воротам. Водитель этой маршрутки Гиа решит не ждать других пассажиров, а лучше загрузить три мешка картошки – и везти нас двоих в целой газели по серпантину три часа, останавливаясь едва ли не в каждой деревне поговорить. Такой современный странник: развозит “сванские мандарины” (картошку), передает между деревнями новости и письма-записочки, никогда не проедет равнодушно мимо аварии или сломавшейся на обочине машины. За каждый смытый селями отрезок горной дороги он будет переживать, как за родной огород.

Водители в Грузии темпераментны: пропускать пешеходов на зебре – не их стиль. А если кто-то надумает-таки пропустить, ему будут сигналить напропалую. Другое дело, если водители встречных машин остановились перекинуться парой слов. За ними выстроится почтительная очередь, кое-кто, возможно, присоединится к разговору, но торопиться все внезапно перестанут.

Все это видят туристы, приезжающие в Грузию в отпуск. Всюду мы встречаем эту щедрость: в угощениях, неравнодушии и желании продемонстрировать все самое лучшее. Порой даже кажется, что, вероятно, мы с легкостью ведемся на ту благополучную картинку, которую нам здесь хотят показать. У грузин не очень принято ругать свою страну, по крайней мере, нам не встретились ни жалобщики, ни активные искатели лучшей жизни. Одна бабуля только сказала про свой городок: “Уж очень маленькие зарплаты тут”. Да и знакомые общественники и журналисты за гостеприимно щедрым (опять же!) ужином предпочли рассказывать анекдоты о чудесах своей страны и особенностях общения с соседями.

05

Все и всюду будут помогать и пойдут проводить, если вы заблудились. Но и своего не упустят: таксист, заливисто рассказывающий о какой-нибудь достопримечательности, скорее всего, возьмет дополнительную денежку за остановку там. А в “прекрасном ресторане моего друга”, скорее всего, не окажется меню на русском или английском, поэтому что там записано в счете и на какую сумму вы реально съели – останется на совести этого самого друга. Однако все честно: вы точно получите удовольствие, отличные фотографии и отменную еду, – каждый останется при своем.

Такой подход вызывает радостное умиление, если вы в хорошем расположении духа и выспались. Но вот встреченные нами немцы и новозеландцы, отлично выговаривающие слово “маршрутка” (и это они еще не знают, насколько оно им пригодится в их дальнейшем путешествии по странам СНГ), с трудом вникали в этот принцип – “маршрутки уезжают по мере наполнения”. Они все искали устойчивое расписание или чуть более конкретную информацию.

И их можно понять: все время путешествия нас не покидало ощущение, что любое дело здесь сопровождается веселой возней, шебуршением, путаницей, шумом и кучей телодвижений. Помните русский народный анекдот про “один сломал, другой потерял”? Так вот, кавказцы его рассказывают друг про друга.

Горы

Готовясь к поездке, мы даже выписали кое-какую культурную программу. Но не сложилось: все внимание, силы, энергию и интерес оттянули на себя горы. Сначала Гергети у подножия Казбека (на сам Казбек – как-нибудь в другой раз), потом небольшой Сололакский хребет в Тбилиси и, наконец, затерянная в горах Сванетия – каждая прогулка, совмещенная с легким преодолением себя, очищает разум. Своими ногами прочувствовав подъемы и спуски, в конце дня смотришь наверх, где только что побывал, – и сам себе не веришь. Потому что тот большой крест, в два человеческий роста, или высокий храм кажутся крохотной точкой.

Подъем к Гергетской церкви – для любителей пеших, но не экстремальных прогулок на полдня. Если выйти с пораньше, есть шанс опередить прочих туристов и оказаться наедине с храмом XIV века и его колокольней, видом на долину Терека и великолепные горы. В ясную погоду видно вершину Казбега – восхитительно правильный, почти картиночный силуэт пика, глядя на который и не подумаешь, что туда можно дойти без особого снаряжения и подготовки.

13

Говорят, к путникам с добрыми сердцами выходят собаки-проводники – такие встречаются в грузинских горах и живут, в том числе, в этих краях. Нашего четырехлапого проводника зачем-то прогнал совершенно двуногий местный житель, устало указавший нам направление.

Зато своего проводника мы все же нашли в Тбилиси: ранним утром мы поднимались к старинной крепости Нарикала в компании очаровательной собаки – беспородной, но меченой и явно довольной своей тбилисской жизнью.

Сванетия

Чтобы попасть в Сванетию, нужно действительно этого захотеть. Туда невозможно заехать по дороге куда-нибудь или заскочить из праздного любопытства – слишком много телодвижений нужно для этого совершить.

Сванетия надежно укрыта высокими горами со всех сторон. Настолько надежно, что большинство войн, в которых так или иначе участвовала Грузия, сванов не коснулись. Говорят, во во время бесконечных набегов сюда даже увозили казну и особо важные реликвии для сохранности. Чего уж там, более-менее системное транспортное сообщение с этим местом появилось только при советской власти.

Всем нравятся сванские башни – одинаковые укрепленные сооружения, с 4-5-этажный дом. Возникает вопрос: если из-за труднодоступности их никто не стремился завоевать, то зачем такая фортификация? Оказалось, друг от друга: в этих краях процветала кровная месть (поговаривают, что и сейчас у сванов свое мнение относительно уголовного кодекса). Если мужчинам одного рода грозила кровная месть, то они запирались в такой башенке и жили там столько, сколько потребуется. Иногда годами. Впрочем, это одна из версий, но весьма убедительная. Теперь же они используются, главным образом, как удобные хранилища, хочется в это верить.

06

При Саакашвили, действительно, начали развивать туризм в Сванетии, надеясь тем самым выправить экономическую ситуацию. В отличие от близлежащей Аджарии, тут холодно большую часть года, поэтому сама растет разве что картошка – “сванские мандарины” (любимая шутка водителя Гии). Это, кстати, влияет и на местную кухню: нам предложили картофельное пюре с сыром и кукурузную лепешку чади, тоже с сыром. В пироги здесь запекают все возможные травы, которые растут вокруг. Говорят, если съесть за год десяток местных блюд, то точно ничем не заболеешь.

Так вот, снова отвлекаясь от темы еды, сюда проложили неплохую серпантинообразную дорогу, однако путь по ней из Тбилиси занимает около 10 часов. Кроме того, ее регулярно смывает в разных местах селями и обвалами. Другой вариант – заезжать в горы со стороны побережья, это около 4-5 часов (зависит от сезона и состояния дорог). И третий вариант, которым мы и воспользовались – это прилететь маленьким 20-местным самолетом. Рейс обеспечивает чешская компания с чешскими пилотами за штурвалами. Билет сравнительное недорогой – 30 евро: вероятно, проект спонсируется государством. Эта летающая маршрутка не может подниматься слишком высоко, поэтому рейс может и не состояться из-за облачности в горах: пилоты должны видеть, куда летят. Нам пришлось подождать пару часов в аэропорту, пока в Местии (столица Сванетии) с горы сползала туча. Но этот аттракцион того стоит: 45 минут безумных видов на горы, хребты, вершины и долины! Маршрут построен так, что самолет облетает хребты, поэтому бонусом пассажиров ждут захватывающие виражи, а в конце путешествия – очаровательный крошка-аэропорт Местии с залом ожидания на 20 мест. Современная архитектура прямо: я не сразу сообразила, что его силуэт обыгрывает те самые сванские башенки!

07

Помимо дорог, здесь приготовили и инфраструктуру для туристов. Кроме симпатичного аэропорта, например, есть и другие образцы современной архитектуры: мост через горную реку и центральная площадь с администрацией и прилегающими зданиями. Но если в администрации еще замечены признаки жизни, то новые здания вокруг нее, похоже, так и не заселены. Судя по всему, предполагалось сделать автовокзал, несколько кафе, магазины и гостиниц. Получилось сделать хостел, информационный центр и ресторан с высокими, на фоне прочих, ценами. Все. Пустые трехэтажные дома хорошо бы назвать призраками, да только жизнь их не покинула, поскольку и не начиналась. Оно и понятно: каждый житель норовит сдать второй этаж своего сельского дома и накормить путешественников своей домашней едой. Сваны ведут традиционный образ жизни большими семьями, а значит, всегда найдется пара-тройка бабушек, способных вкусно и интересно накормить небольшую армию гостей и создать старомодный уют. Про завтрак из шести блюд я ведь уже упоминала, да? Внуки ловко размещают объявления о сдаче комнат в интернете и говорят по-английски. Среднее поколение организует процесс, ведет расчеты и хозяйство. И зачем им все эти новые постройки, в самом деле?

14

А едут в Сванетию, в первую очередь, за прогулками в горах. Здесь масса трекинговых маршрутов, которые можно преодолеть и без специальной подготовки. И почувствовать себя героем на какой-нибудь вершине. Чистейший воздух, километры тропинок и потрясающие пейзажи – лучший способ перезагрузить утомленный мозг и размять засидевшееся за зиму тело. Мы приехали слишком рано: сезон в Сванетии стартует 1 июня, а в начале мая в горах еще лежит снег, почти нет зелени и по ночам весьма прохладно. Зато тишина такая, что ее почти видно. Забравшись на гору, нависающую над Местией, мы оказались под самым небом: казалось, стоит поднять руку – и можно потрогать тучу. Со всех сторон снежные вершины и цепочки гор, рядом с которыми человек – крохотная точка. Такова награда за сложный подъем. Когда сердце перестает бешено колотиться, понимаешь, что это восхождение – подвиг только в масштабах маленькой человеческой жизни. А кругом – вековые горы, которые, наверное, иронично и по-доброму улыбаются этой маленькой гордыни.

У меня не было никаких ожиданий относительно Грузии. Я слышала несколько восторженных отзывов и читала блоги – и все равно не знала, чего ждать. Думаю, мне в этом повезло: Грузия, со свойственной ей щедростью, подарила замечательные впечатления. Теперь и я присоединяюсь к хору восторженных. Сюда не уместился рассказ о Тбилиси – об этом городе стоит написать отдельно. Что я и сделаю однажды.

15

 

 

12

 

 

10

 

 

04

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>