Место культуры – последняя полоса

Испокон веков СМИ отводят культуре рейтинговое место – ближе к концу издания. Можно, конечно, утешать себя мыслью, что треть населения читает все журналы и газеты с последней полосы. Символически это можно трактовать так: ознакомившись со всеми по-настоящему важными новостями, можно напоследок (если утренний кофе еще остался) и осведомиться, что там насчет кино или выставки.

Культурные обозреватели первыми попадают под сокращение в сложный экономический период. Более того, негласно считается, что о культуре может писать каждый более-менее образованный человек (не то что о тяжелой промышленности или макроэкономике). Казалось бы, действительно, неужели так сложно расспросить режиссера о новой постановке? Или взять комментарий у художника к новой выставке. Собственно, это часто становится яблоком раздора между сотрудниками учреждения культуры и журналистами: первые недоумевают, как вообще можно вот так писать или говорить об искусстве, а вторые списывают это на старорежимный снобизм.

12

Даже в крупных городах культура и культурный досуг воспринимается как нечто необязательное, интересное только начинающим буржуа, удовлетворившим все первейшие материальные потребности. Исключением тут будут, пожалуй, только скандалы и конфликты – например, имущественные, трудовые или хозяйственные. Виртуозность тандема журналист+пиарщик как раз и проверяется в таких историях: удастся ли “конфликтными” публикациями замотивировать потенциального зрителя купить билет.

Венчает все это практически полное отсутствие экспертизы. Собирая последнюю полосу, редактор часто руководствуется своим вкусом и фантазиями относительно статуса того или иного творческого коллектива. Нет, никаких сомнений в профессионализме, но все-таки никому не приходит в голову фильтровать публикации о машиностроении в соответствии с личными предпочтениями редакции и руководствуясь размерами заводов региона. А если и приходит, то текст не выпускают без формальных данных – показателей, рейтингов или экспертного заключения. Разбираться в культурном материале, пожалуй, даже увлекательнее, однако за культурную журналистику (сколько бы благородной работой то ни было) платят мало, а востребованность – и того меньше. Поэтому те, кто по молодости активно интересовался, быстро переходят в разряд глянцевых, социальных, общественно-политических или лайфстайл-обозревателей, пишущих о культуре по старой памяти и воспоминаниям.

Во многих изданиях отдел “Культура” эволюционировал в отдел “Афиша”. Давая панораму культурной жизни города или региона через набор предстоящих мероприятий, издание однозначно выполняет свою социальную функцию. Эти дефицитные афишные места становятся предметом борьбы культурных организаций, а значит, в итоге, повышается качество пиар-работы. И все засчитывается во благо. С другой стороны, в результате формируется ощущение, будто этого вполне достаточно для успешного ведения рубрики.

Чисто по-человечески это все можно понять: подавляющему большинству читателей СМИ разговоры о культуре напоминают уроки литературы или МХК в школе. Применить полученную оттуда информацию в практической бытовой жизни или хотя бы в разговоре с соседом прямо сейчас невозможно. В лучшем случае – пойти на сайт и забронировать билет. В связи с этим почему бы редакции не использовать это место более эффективно? (продать рекламу, например?)

Да и с точки зрения бизнес-модели это тоже можно понять: социальная миссия и просвещение – это, конечно, очень благородно, но деньги изданию для дальнейшей жизни приносит оплаченная реклама и долгосрочные контракты. Будем честны: у подавляющего большинства организаций нашей сферы нет для этого средств (по крайней мере, пока). Но оставим качество журналистики на совести профессионалов и займемся своей работой.

Пусть это звучит не слишком обнадеживающе, а по жанру даже похоже на древнерусский плач. И все же мы придерживаемся версии, что важно осознавать те обстоятельства, с которыми приходится взаимодействовать. Радость от “презумпции невиновности” (напомним, она делает из любого культурного повода заведомо некоммерческую информацию, а значит, СМИ более охотно ее публикуют) не должна заслонять жесточайшую конкуренцию на информационном поле, где культурным проектам и инициативам противостоят телевизор и пассивное потребление.

Анализируя опыт других стран, можно сделать заключение, что в какой-то момент все общественные институты (а СМИ к ним, безусловно, относятся) начинают осознавать ценность культурного досуга и спрос на его квалифицированное освещение, особенно на фоне общего переизбытка информации. В какой-то момент общество дозревает до понимания, что ценность человеческой жизни определяется не только материальными составляющими и что символическое поле столь же необходимо для выживания общества, как и понятное и столь необходимое удовлетворение базовых потребностей. Но запустить этот процесс можно только деятельном участии различных культурных институций.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>